Главная / Новости / 5 февраля- начало недели о мытаре и фарисее

5 февраля- начало недели о мытаре и фарисее

93 просмотров

Распечатать Распечатать

Оправданный

 Вместе с толпой народа брел мытарь к Иордану. Невесело было на душе. И дом хороший уже не радовал, и золотые монеты припрятанные, много золотых монет. Знал мытарь, что проклято это золото. И все, что на него приобретено, тоже проклято, потому что слезы и горе стояло за ним. Знал мытарь, что обирает жителей своего города. Раз попробовал как-то неожиданно для себя, еще раз, а потом пошло-поехало. Не мог уже остановиться, богатство само в руки шло мимо римской казны. Знал, что затылок его сверлят ненавидящие взгляды, что плюют ему вслед тайком и шепотом проклинают. Но только шепотом и тайком, иначе такая беда может прийти, мало не покажется.

Но какая тоска навалилась в последнее время! Ничто не радовало. Шел мытарь вместе с народом к Иордану, потому что слышал, что великий пророк там объявился. К кому еще идти?

С трепетом вошел мытарь в воду. Стоя перед пророком, все вдруг рассказал о себе, не лицеприятно  очень рассказал, слова сами выходили откуда-то изнутри. С трепетом ждал гневной отповеди, склонил уже голову перед неминуемой бурей. Вдруг услышал: «Не бери более определенного тебе!». И все? И все! Делай дело, к которому приставлен, но делай так, чтобы ни Бога, ни людей не стыдиться.

Гневную отповедь мытарю услышать все же довелось. «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева! Сотворите же достойные плоды покаяния» (Лк. 3). Глазам не поверил: фарисеи, самые почтенные жители города стояли перед пророком, властные, честолюбивые, почитаемые народом.  Учитель, учитель…! А такого слушать они не привыкли! И каяться тоже не привыкли, не в чем было им каяться, слыли за праведников. Уходя, бросали на пророка взгляды, не предвещавшие ничего хорошего. На их лицах читались гнев, озлобленность и … растерянность.

Как всякий иудей мытарь бывал в храме. По привычке выполнял религиозные предписания. Сторонились люди мытаря, пустой круг образовывался сразу вокруг него. А ему и горя мало!

В этот раз в храм шел с великим трудом. Как будто держал кто за ноги! Все-таки добрел, встал в углу, в одиночестве. Начал настраиваться на молитву, не получалось. Слова не шли, мысли разбегались.

И увидел себя перед судом, грозным и беспристрастным. Вину свою ощутил сразу и до дна, во всей ее неимоверной глубине.  Почувствовал, что приговор сейчас будет оглашен, бесконечно справедливый приговор. И оправдаться нечем совершенно. «Боже, милостив буди мне грешному!» – вырвалось в отчаянии, как последнее слово.

«Сотворите достойные плоды покаяния» – всплыли вдруг слова пророка, как вспышка в мозгу, как молния. Отчаяние отступило, на душе просветлело, как после грозы, когда уходят тяжелые тучи и воздух становится чист и свеж.  Теперь мытарь знал, твердо, убежденно знал,  что он будет делать дальше. «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19).

Он выходил из храма ощупью, слезы застилали глаза. Не видел ничего вокруг. Отдельной группой выделялись важные, суровые фарисеи. Их взгляды, коснувшись мытаря, не несли ни презрения, ни уничижения, он просто был никем для них, как бродячая собачонка.

А в ушах мытаря не смолкал вердикт того суда. Оправдан! «Ныне пришло спасение дому сему» (Лк. 19).

Автор помощник настоятеля по образованию Дмитрий Ветчинкин.